На главную Статьи и законы
Юридические услуги в Москве

Материальная ответственность работника и работодателя

02 Дек 2010 10:00

Материальная ответственность по трудовому праву определяется как обязанность стороны трудового договора возместить ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора, в соответствии с Трудовым кодексом РФ и иными федеральными законами.

Материальная ответственность работника и работодателя - один из видов юридической ответственности. Как любой вид юридической ответственности, она наступает при наличии установленных законом обязательных общих требований, соблюдение которых необходимо для ее применения.

Большинство представителей общей теории права и отраслевых правовых наук, в частности трудового права, выделяют три общих условия наступления ответственности:

1) противоправность действия (бездействия), которым причинен ущерб;

2) причинно-следственную связь между противоправным деянием и материальным ущербом;

3) вину в совершении противоправного деяния.

В числе обязательных условий наступления материальной ответственности наряду с общими условиями указывается и наличие имущественного ущерба. Существуют и другие точки зрения об условиях наступления ответственности. Так, отдельные ученые, специализирующиеся в области трудового права, к условиям, необходимым для привлечения работника к материальной ответственности, причисляют только противоправность, причинно-следственную связь и вину работника, а ущерб называют основанием этой ответственности.

С данным утверждением сложно согласиться. Лексическое значение слова "основание" означает существенную часть, отношения или условия, порождающие какое-нибудь явление. Само наличие ущерба не может порождать юридическую ответственность; как указывается в теории права, таким свойством обладает правонарушение. В этом заключается отличие юридической ответственности от других видов ответственности, т.е. юридическая ответственность применяется лишь к тем, кто совершил правонарушение, т.е. нарушил норму права, закон. Такое понимание соответствует конституционному принципу: никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением (ч. 2 ст. 54 Конституции РФ). Следовательно, фактическим основанием возникновения материальной ответственности сторон трудового правоотношения как вида юридической ответственности является только правонарушение. Учитывая отраслевую принадлежность материальной ответственности, можно утверждать, что основанием ее наступления (правонарушением) является дисциплинарный проступок, который заключается в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей, составляющих содержание трудовой дисциплины. Причиненный ущерб является лишь одним из элементов этого правонарушения и характеризует его объективную сторону.

Действующее трудовое законодательство не использует термин "правонарушение" для обозначения основания материальной ответственности, но выделяет четыре условия, необходимых для ее наступления. В соответствии со ст. 233 ТК РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено данным Кодексом или иными федеральными законами.

В ТК РФ отсутствует общее определение ущерба, поэтому для его толкования используется гражданское законодательство, в котором дается определение убытков, в том числе в случае причинения ущерба. В соответствии со ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

ТК РФ в отличие от ГК РФ не использует термин "убытки", в нем применительно и к работодателю, и к работнику говорится о возмещении ущерба. Вместе с тем содержание понятия "ущерб" для сторон трудового договора не равнозначно. Так, нормы о материальной ответственности работодателя обязывают его возмещать работнику не только реальный ущерб, но и упущенную выгоду. Следовательно, понятие ущерба работодателя по ТК РФ шире, чем понятие ущерба, предусмотренное в гражданском законодательстве.

Противоправным действием или бездействием является поведение стороны трудового договора, не соответствующее требованиям законов, иных нормативных правовых актов либо условиям трудового договора. Противоправное поведение может выражаться в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей работником (работодателем).

Необходимым условием привлечения к материальной ответственности выступает наличие причинно-следственной связи между совершенным деянием и причиненным ущербом. Причинно-следственная связь заключается в том, что ущерб является непосредственным результатом противоправного поведения стороны трудового договора. Она выясняется в каждом конкретном случае. Отсутствие причинно-следственной связи освобождает стороны от материальной ответственности за противоправные действия или бездействие.

Понятие вины формулируется с помощью объективного и субъективного критериев. Вина - это психическое отношение к совершенному противоправному поведению и его результату, а также цели и мотивы противоправного поведения, которые составляют содержание субъективной стороны правонарушения. Вина может быть в форме умысла или в форме неосторожности. Вина в форме умысла имеет место, если лицо осознает характер своего поведения, целевую направленность воли на совершение противоправных действий, понимает возможность конкретных вредных последствий поведения либо, хотя и не полностью, предвидит последствия, но сознательно допускает любое из возможных.

Неосторожная форма вины предполагает состояние сознания и воли лица в момент действия (бездействия), при котором оно не осознает противоправности деяния, не предвидит его вредных последствий, хотя при определенной степени осмотрительности и заботливости могло и должно было их предвидеть, либо предвидит возможность вредных последствий, но легкомысленно надеется предотвратить их наступление.

Трудовое законодательство устанавливает взаимную материальную ответственность сторон трудового договора. Как предусмотрено ч. 1 ст. 232 ТК РФ, сторона трудового договора, причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с данным Кодексом и иными федеральными законами. Материальная ответственность в трудовом праве возникает в силу существования трудового правоотношения. Вместе с тем в соответствии со ст. 232 ТК РФ прекращение трудового правоотношения вследствие расторжения трудового договора после причинения ущерба не влечет за собой освобождения стороны этого договора от материальной ответственности.

Каждая из сторон обязана доказать размер причиненного ей ущерба. Стороны могут конкретизировать материальную ответственность в трудовом договоре или в дополнительных соглашениях. Возможно добровольное возмещение ущерба.

ТК РФ не определяет, что следует понимать под конкретизацией, поэтому на практике могут возникнуть определенные трудности, связанные с конкретизацией материальной ответственности. Так, одни исследователи трактуют конкретизацию как процесс заполнения намеренной неполноты правовых норм, другие рассматривают это понятие как один из способов познания, раскрытия содержания закона (более высокая форма конкретизации - создание детализирующих закон правоположений в рамках закона), третьи отождествляют конкретизацию с понятием "толкование", для четвертых конкретизация - это нормотворческое развитие закона.

На наш взгляд, конкретизация позволяет детализировать правовые нормы при их применении, что порождает новые положения, которые не должны противоречить действующему законодательству. В частности, ст. 232 ТК РФ позволяет конкретизировать материальную ответственность трудовым договором или дополнительными соглашениями, однако указывает, что договорная ответственность работодателя перед работником не может быть ниже, а работника перед работодателем - выше, чем это предусмотрено данным Кодексом или иными федеральными законами. То есть работник и работодатель могут в трудовом договоре или в дополнительных соглашениях уточнять размер их материальной ответственности, например указать, что руководитель организации несет ограниченную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации (хотя в соответствии со ст. 277 ТК РФ для руководителя установлена полная материальная ответственность). Такая конкретизация материальной ответственности допустима, поскольку она не нарушает правило, запрещающее увеличивать размер материальной ответственности работника, и улучшает его положение.

Следует отметить, что, исходя из неравенства работодателя и работника в трудовых отношениях, прежде всего экономического, законодатель устанавливает некоторые отличия в правовом регулировании материальной ответственности работника и работодателя.

Отличия проявляются в характере правовых норм, регулирующих материальную ответственность работодателя и работника; в содержании условий, необходимых для наступления материальной ответственности; в определении размера возмещаемого ущерба, порядке и пределах его возмещения и др. Рассмотрим эти различия подробнее.

Различия в характере правовых норм, регулирующих конкретный вид материальной ответственности, заключаются в том, что эти нормы имеют определенные ограничения, установленные законодателем, и если для работника они гарантируют его повышенную правовую защиту, в частности недопущение повышения его ответственности, то в отношении работодателя препятствуют снижению его ответственности.

Основанием для привлечения к материальной ответственности работника служит только причинение прямого действительного ущерба в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих трудовых обязанностей. Материальная ответственность работодателя наступает не только за прямой ущерб, причиненный имуществу работника, но и за упущенную выгоду.

Под прямым действительным ущербом, причиненным работником, понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм. Исключение установлено относительно содержания ущерба, причиненного работником - руководителем организации. На него возложена полная материальная ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации. В случаях, предусмотренных отдельными федеральными законами, руководитель организации возмещает убытки, причиненные его виновными действиями, в соответствии с нормами гражданского права (ст. 277 ТК РФ).

Согласно ТК РФ работодатель несет материальную ответственность за следующие правонарушения: незаконное лишение работника возможности трудиться (ст. 234); ущерб, причиненный имуществу работника (ст. 235); задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику (ст. 236).

Кроме того, в гл. 38 "Материальная ответственность работодателя перед работником" ТК РФ предусмотрена возможность возмещения морального вреда, причиненного работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя (ст. 237). Правом на возмещение морального вреда обладает только работник.

В правовой литературе высказано мнение о нарушении принципа обоюдной материальной ответственности предоставлением этого права только одной стороне трудового договора. Под сомнение ставится отказ законодателя в защите неимущественных прав работодателя в случае распространения работником сведений, порочащих его деловую репутацию, при распространении работником ложных сведений о некачественном характере выпускаемой продукции, оказываемых услуг и т.п.

Эта точка зрения не бесспорна. В ТК РФ отсутствует определение понятия морального вреда. Его содержание раскрывается в Постановлении Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда". Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина. Из определения следует, что компенсация морального вреда возможна только в отношении граждан. Многие известные цивилисты, такие как В.М. Жуйков, Ю.К. Толстой, Н.С. Малеин, В.Т. Смирнов и др., поддерживают эту точку зрения и указывают, что юридическое лицо не может претерпевать физических и нравственных страданий. Некоторыми авторами вносилось предложение дополнить ТК РФ нормой, предусматривающей обязанность работников возмещать моральный ущерб работодателям - физическим лицам.

Полагаем, что в принципе нельзя допускать возможность компенсации морального вреда работником работодателю, если учесть, что заработная плата для работника является, как правило, основным источником дохода. Следует заметить, что международные акты (в частности, Конвенция Международной организации труда от 1 июля 1949 г. N 95 относительно защиты заработной платы) говорят о необходимости охраны заработной платы "в той мере, в которой это считается необходимым для содержания трудящегося и его семьи". Поэтому расходы на компенсацию морального вреда вкупе с необходимостью возместить материальный ущерб станут для работника дополнительным экономическим бременем, что отразится на его семейном бюджете. При этом необходимо учитывать, что работник по сравнению с работодателем экономически более слабая сторона трудового отношения.

Существенное отличие содержится в объеме и видах материальной ответственности сторон трудового договора. Если работодатель всегда возмещает работнику ущерб в полном объеме, то работник за причиненный ущерб несет материальную ответственность, как правило, только в пределах своего среднего месячного заработка. И лишь в случаях, определенных ТК РФ и иными федеральными законами, работник должен возместить прямой действительный ущерб в полном размере (полная материальная ответственность).

Существенные различия имеются между понятием ущерба, причиненного работником, и определением ущерба, причиненного работодателем. Как уже отмечалось, работник обязан возместить работодателю причиненный ему только прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Работодатель, в свою очередь, возмещает работнику не только прямой действительный ущерб, но и своего рода упущенную выгоду. Хотя в тексте ТК РФ упущенная выгода прямо не упоминается, по сути, о ней идет речь, когда говорится, что работодатель обязан возместить ущерб за задержку заработной платы, а также за время, когда работник фактически не работал: при незаконном увольнении работника, отказе или несвоевременном исполнении решения о восстановлении работника на прежней работе; при задержке работодателем выдачи работнику трудовой книжки, внесении в нее неправильной или не соответствующей законодательству формулировки причины увольнения работника. Иными словами, в указанных случаях оплату работник получает и тогда, когда он либо фактически не исполняет трудовые обязанности, либо исполняет их по другой трудовой функции или при изменении иных существенных условий трудового договора, повлиявших на размер заработка, т.е. при указанных обстоятельствах заработок менее того, который работник получил бы в случае, если бы его право не было нарушено.

Неодинаково определяется и размер ущерба, причиненного сторонами трудового договора имуществу. В случае причинения ущерба имуществу работника размер ущерба исчисляется по рыночным ценам, действующим в данной местности на день возмещения ущерба. При утрате и порче имущества работодателя работником размер ущерба определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества (ч. 1 ст. 246 ТК РФ). Хотя, согласно ч. 2 указанной статьи, в определенных случаях (причинение ущерба хищением, умышленной порчей, недостачей или утратой отдельных видов имущества и других ценностей, а также в тех случаях, когда фактический размер причиненного ущерба превышает его номинальный размер) допускается, что федеральным законом может быть установлен особый порядок определения размера ущерба, подлежащего возмещению.

Кроме того, как разъяснил Пленум ВС РФ в п. 13 Постановления от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", в тех случаях, когда невозможно установить день причинения ущерба, работодатель вправе исчислить размер ущерба на день его обнаружения. А если на время рассмотрения дела в суде размер ущерба, причиненного работодателю утратой или порчей имущества, в связи с ростом или снижением рыночных цен изменится, суд не вправе удовлетворить требование работодателя о возмещении работником ущерба в большем размере, чем он был определен на день его причинения (обнаружения), поскольку ТК РФ такой возможности не предусматривает.

Законодателем определен различный порядок взыскания ущерба, причиненного имуществу работника и работодателя.

Работодатель, получив заявление работника о возмещении ущерба, рассматривает его и в десятидневный срок со дня поступления заявления принимает соответствующее решение. При несогласии работника с решением работодателя или неполучении ответа в установленный срок работник имеет право на обращение в суд.

Что касается порядка возмещения ущерба, причиненного работником, то в зависимости от суммы причиненного ущерба решение о взыскании ущерба может быть принято работодателем (в виде его распоряжения (приказа)) или судом (в виде решения). Если сумма причиненного ущерба не превышает среднего месячного заработка, то взыскание причитающихся с работника денежных сумм производится по распоряжению (приказу) работодателя. Работодатель может издать такое распоряжение (приказ) не позднее одного месяца со дня окончательного установления размера причиненного работником ущерба. Согласия работника в этом случае не требуется. Если же месячный срок истек или работник не согласен добровольно возместить причиненный работодателю ущерб, а сумма причиненного ущерба, подлежащая взысканию с работника, превышает его средний месячный заработок, то взыскание может осуществляться только на основании судебного решения.

Согласно ст. 248 ТК РФ работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично. Добровольное согласие должно быть выражено в письменной форме - в расписке-обязательстве. Отсутствие письменных доказательств, подтверждающих добровольное согласие работника на возмещение ущерба работодателю, при возникновении спора лишает представителей работодателя права ссылаться на свидетельские показания для подтверждения данного согласия. В случае увольнения работника, который дал письменное обязательство о добровольном возмещении ущерба, но отказался возместить указанный ущерб, непогашенная задолженность взыскивается в судебном порядке.

Ю.Н. Полетаев полагает, что правило о добровольном возмещении работником ущерба работодателю противоречит Конституции РФ, устанавливающей, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (ч. 3 ст. 35). Указанная норма об удержании любого имущества только на основании решения суда может быть распространена на заработную плату работника, возмещающего работодателю материальный ущерб, причиненный противоправным виновным действием (бездействием).

О.В. Абрамова, указывая на ошибочность данного суждения, пояснила, что правило о возможности добровольного возмещения работником ущерба не дает основания для вывода о том, что работник, поступающий в соответствии с этим правилом, лишается заработной платы в результате произведенного удержания. Работник сам добровольно признает свою вину и выплачивает причитающиеся с него суммы в возмещение ущерба. Что же касается заработной платы, то она выплачивается ему в полном размере. Такая позиция представляется достаточно обоснованной.

Для работников предусмотрены более сжатые, по сравнению с работодателем, сроки для обращения в суд за разрешением спора о возмещении ущерба. Так, для работника такой срок составляет три месяца со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - один месяц со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Работодатель имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня обнаружения ущерба (ст. 392 ТК РФ). Нарушение установленных ТК РФ правил о сроках обращения в суд за разрешением спора о возмещении ущерба лишает сторону возможности получить это возмещение.

Так, ОАО "Первый автокомбинат" предъявил к В. иск о возмещении ущерба в порядке регресса, пояснив, что 6 октября 2003 г. по вине В. произошло ДТП с участием автомобиля, принадлежащего ОАО "Первый комбинат", под управлением водителя В. и автомобиля "Шевроле-Блейзер", принадлежащего ОАО "НИИЭС". В результате ДТП автомашине "Шевроле-Блейзер" причинены механические повреждения, общая сумма ущерба составила 114 926 руб. 5 коп. Платежным поручением указанная сумма перечислена на расчетный счет ОАО "НИИЭС". В. согласия на удержание суммы ущерба из заработной платы не дал. Истец просит взыскать с ответчика в порядке регресса 114 926 руб. 5 коп. и расходы по госпошлине 2749 руб. 5 коп. Ответчик В. иск не признал, пояснил, что не оспаривает своей вины в ДТП, однако не считает себя совершившим административное правонарушение, поскольку с момента привлечения его к административной ответственности прошло более года. Кроме того, согласно ч. 3 ст. 392 ТК РФ работодатель имеет право обратиться в суд по спорам возмещения работником ущерба, причиненного организации, в течение года со дня обнаружения причиненного вреда. Этот срок истцом пропущен. Красногорский городской суд Московской области руководствовался тем, что иск к В. истцом предъявлен в порядке регресса, поэтому срок для защиты права по иску является общим - три года и истцом не пропущен. Решением Красногорского городского суда Московской области от 14 июля 2005 г. исковые требования ОАО "Первый автокомбинат" удовлетворены частично. Однако вынесенное судебное решение было отменено Судебной коллегией по гражданским делам Московского областного суда, а исковые требования ОАО "Первый автокомбинат" к В. оставлены без удовлетворения. В своем определении Судебная коллегия руководствовалась следующим. В соответствии с ч. 2 ст. 392 ТК РФ работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного организации, в течение года со дня обнаружения причиненного вреда. Из материалов дела следует, что В. на момент совершения ДТП состоял в трудовых отношениях с ОАО "Первый комбинат". ДТП произошло 6 октября 2003 г. Платежным поручением от 11 декабря 2003 г. сумма ущерба ОАО "Первый комбинат" перечислена на расчетный счет ОАО "НИИЭС". В суд с настоящим исковым заявлением ОАО "Первый комбинат" обратилось 13 апреля 2005 г. С учетом данных обстоятельств Судебная коллегия считает, что истец пропустил срок на обращение в суд с иском о возмещении ущерба. Уважительных причин пропуска срока для обращения в суд истец не представил. Вывод Красногорского городского суда о том, что срок на обращение в суд не пропущен, так как истец предъявил регрессный иск, является ошибочным, поскольку в данном случае спорные правоотношения между предприятием и его работником о возмещении вреда причиненного работником регулируются трудовым законодательством.

Следует отметить, что если бы работодатель предъявил иск в положенный срок, то доводы ответчика (работника) о том, что он не считает себя совершившим административное правонарушение, поскольку с момента привлечения его к административной ответственности прошло более года, не могли быть основанием к отказу в иске, так как п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ условием наступления полной материальной ответственности считает совершение административного проступка и этот факт был установлен постановлением об административном правонарушении и не оспаривался ответчиком.

Вина как условие наступления материальной ответственности дифференцирована для работника и работодателя.

По общему правилу обязанность доказать вину причинителя ущерба лежит на стороне, которой причинен ущерб. Для данного правила установлено исключение, касающееся случаев полной материальной ответственности работников. Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

О.И. Новикова предлагает в отношении материальной ответственности работодателя за ущерб, причиненный работнику, дополнить ТК РФ нормой о презумпции вины причинителя вреда, особо подчеркивающей, что невиновность работодателя в причинении вреда работнику должна быть им доказана. По ее мнению, этим будет установлен разумный баланс, поскольку, как правило, работник имеет меньше возможностей для доказывания вины работодателя.

Вина работника может быть в форме умысла или в форме неосторожности. При этом материальная ответственность наступает при любой форме вины, но форма вины, как уже было указано, может влиять на размер ответственности работника. Для материальной ответственности работодателя форма вины значения не имеет. Более того, в некоторых случаях законодатель предусматривает возмещение работодателем ущерба независимо от его вины. Например, согласно ст. 236 ТК РФ обязанность работодателя выплатить денежную компенсацию (проценты за нарушение работодателем установленного срока выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику) возникает независимо от наличия вины работодателя. Аналогичные нормы об ответственности независимо от наличия вины работодателя включены в транспортные кодексы (ст. 59 Кодекса торгового мореплавания РФ, ст. 28 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ).

Противоправным поведением (действием или бездействием) причинителя ущерба является не только виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником или работодателем своих обязанностей, превышение полномочий, но и нарушение законов либо подзаконных актов, условий коллективного или трудового договора. Противоправным признается такое поведение работника (работодателя), при котором он нарушает свои обязанности, определенные в ст. 21 (22) ТК РФ. Если работник не совершил действий, которые предотвратили бы ущерб, потому что это не входило в его трудовые обязанности, его бездействие нельзя квалифицировать как условие, необходимое для привлечения работника к материальной ответственности, даже если это и не представляло для него серьезного риска.

Только в отношении материальной ответственности работника закон допускает возможность снижения размера возмещаемого ущерба или полного освобождения от его возмещения. Так, в соответствии со ст. 250 ТК РФ орган по рассмотрению трудовых споров наделен правом снизить размер ущерба, подлежащий взысканию с работника. Как пояснил Пленум ВС РФ в п. 16 Постановления от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", снижение размера ущерба возможно в случаях как полной, так и ограниченной материальной ответственности, а также при коллективной (бригадной) ответственности. Вместе с тем согласно ч. 2 ст. 250 ТК РФ снижение размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, не может быть произведено, если ущерб причинен преступлением, совершенным в корыстных целях.

Снизить размер сумм, подлежащих взысканию, суд может с учетом степени и формы вины, материального положения работника, а также других конкретных обстоятельств. В указанном Постановлении отмечается, что, оценивая материальное положение работника, следует принимать во внимание его имущественное положение (размер заработка, иных основных и дополнительных доходов), его семейное положение (количество членов семьи, наличие иждивенцев, удержания по исполнительным документам) и т.п. В отношении работодателя нет аналогичного права на снижение размера ущерба. Некоторыми учеными в области трудового права высказывается предложение о необходимости предусмотреть правило о возможности снижения размера сумм, подлежащих взысканию, исходя из финансово-экономического положения работодателя. Однако, на наш взгляд, поскольку именно работник является экономически более слабой стороной в трудовых отношениях, такое предложение вряд ли оправданно. Кроме того, оно не соответствует положениям ч. 1 ст. 235 и ч. 2 ст. 232 ТК РФ, обязывающим работодателя возмещать ущерб в полном объеме и не допускающим его снижения.

Закон также устанавливает для работника обстоятельства, исключающие возможность его привлечения к материальной ответственности. В частности, ст. 239 ТК РФ к таким обстоятельствам относит возникновение ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

В трудовом законодательстве отсутствует определение этих понятий. Понятие нормального хозяйственного риска на основе понятия, сформулированного в правовой литературе, дано в названном Постановлении Пленума ВС РФ от 16 ноября 2006 г. N 52.

К нормальному хозяйственному риску могут быть отнесены действия работника, соответствующие современным знаниям и опыту, когда поставленная цель не могла быть достигнута иначе, работник надлежащим образом выполнил возложенные на него должностные обязанности, проявил определенную степень заботливости и осмотрительности, принял меры для предотвращения ущерба и объектом риска являлись материальные ценности, а не жизнь и здоровье людей (п. 5 указанного Постановления Пленума).

Такие понятия, как "непреодолимая сила", "крайняя необходимость" и "необходимая оборона", раскрываются в других отраслях права.



©2008 mosuruslugi.ru
mosuruslugi@gmail.com
О сайте · Контактная информация · Размещение рекламы · Ограничение ответственности